Отечественная война 1812 года 12

Загрузка...

main page Essays Courseworks text files add stuffПродать работу

search essays

Essay на тему Отечественная война 1812 года 12

download
Find similar essays. • Exact phrase: 20 essayов

Size: 42.17 кб.
Language: russian
Author: студентка 1 курса з/о Красикова Ю.П.
06.07.2011
1 2    



     Курский Государственный Медицинский Университет
Фармацевтический факультет
Контрольная
работа

«Отечественная война 1812 года»
Кафедра Отечественной истории и
экономической теории

Выполнила: студентка 1 курса з/о

Красикова Ю.П.

Зачетная книжка № 111
Обратный адрес:   394042 г.Воронеж

                  Ленинский проспект,

                  дом 134, кв.191

Дата отправл. работы: _________            

Воронеж
1998

            Трудно найти другое историческое событие прошлого, которое бы так взволновало народное самосознание, как Отечественная война 1812 г. Современники — историки, писатели и поэты России — отразили в своих произведениях это великое сражение. «Двенадцатый год — это народная эпопея, память о которой войдет в, века и не умрет, покуда будет жить русский народ», — писал Салтыков-Щедрин. В сознании народов нашей страны 1812 г. останется навсегда незабываемой  страницей истории, которая и поныне вызывает у людей чувство национальной гордости за свой народ и его героическую борьбу за свободу.

            Война  1812 г.—порождение  завоевательных целей, которые  ставил перед собой  французский император. Наполеон  I стремился к мировому господству, к созданию  в Европе великой французской империи. Накануне войны Наполеон  подчинил Франции  Северную Италию, Бельгию, Голландию,  Австрию, Пруссию. Россия становилась главным  препятствием на его пути к мировому господству. Тильзитский мир 1807 г. не мог быть прочным. Прежде всего, он был невыгоден дворянству, которое издавна поддерживало тесные торговые связи с Англией, а теперь, согласно континентальной блокаде, было принуждено  отказаться от этой торговли. Кроме того, во французском  императоре русские помещики продолжали  видеть «исчадие революции», хотя Наполеон был скорее ее палачом, чем преемником. П. А. Вяземский писал об этом времени: «Наполеон был равно страшен и царям и народам. Кто не жил в эту эпоху, тот знать не может, догадаться не может, как душно было жить в это время». Наполеон и Александр I лицемерно уверяли своих подданных в прочности Тильзитского соглашения. Но  верили в  это лишь немногие. «Ни России с точностью его сохранить, ни Франции верить его сохранению невозможно»[1],—писал М. Сперанский, один из сторонников русско-французского союза. Однако положение обоих государств было таково, что они не могли немедленно возобновить военные действия: Россия воевала с Турцией, Персией, Швецией,  Франция — с  Испанией. В этих условиях оба правительства «предпочитали слабый мир  опасной войне».


Международное положение России
накануне войны.




            В  Эрфурте в сентябре 1808 г. состоялась новая встреча императоров, обставленная со всей пышностью. Наполеон, предлагая это свидание Александру, рассчитывал заручиться поддержкой русского царя в решении западноевропейских дел.

            Положение  французского императора  осложнялось, тем, что, захватив Испанию и  посадив на испанский престол своего брата Жерома Бонапарта, он столкнулся со столь сильным партизанским движением, что был вынужден  для его подавления перебросить французские войска из Центральной Европы. «Бунт нищих  оборванцев», как презрительно называл крестьянское восстание Наполеон, удерживал в Испании  250 тыс. французских солдат, создавая новый фронт на юге Европы. В данной ситуации не исключена была возможность выступления Австрии и Пруссии против наполеоновской армии. Демонстрацией русско-французской дружбы Наполеон надеялся предотвратить возможные осложнения  с государствами Центральной Европы  и, в случае войны с одним  из них, заручиться помощью  России. Александр, соглашаясь на свидание в Эрфурте, надеялся получить поддержку Франции  в восточном вопросе и этим успокоить дворянство, недовольное Тильзитским договором.

            Эрфуртский договор, подписанный в октябре. 1808 г.,  не улучшил  отношений  между  Францией  и  Россией. Недоверие между союзниками не исчезло. Когда в марте  1809 г. Австрия без объявления войны выступила против  Франции, Александр  I, вопреки обещаниям,  данным  в Эрфурте, не поспешил на помощь  Наполеону. Лишь  после того как французские войска вступили в Вену, русский корпус перешел р. Буг.

            Сохраняя видимость союза, французское и русское правительства готовились к новой войне. Но в России  и во Франции были  еще политические деятели, надеявшиеся если не на упрочение русско-французского союза,  то. на длительную отсрочку войны. Сторонником сближения с Россией был  французский посол в  Петербурге в 1808—1811 гг. генерал А. Коленкур. Он пытался удержать Наполеона от войны с Россией, рисуя перед французским императором трудности похода в эту далекую и обширную  страну[2]. Н. П. Румянцев, министр иностранных дел России, М. М. Сперанский, статс-секретарь, стояли .за сохранение союзных отношений с Францией; даже ценой  незначительных уступок последней  Румянцев, например, .предлагал Александру пойти на  некоторое смягчение невыгодного для Франции русского тарифа 1810 г., чтобы не вызывать осложнений отношений  с Наполеоном. М. Сперанский в  записке, составленной в конце 1811—начале   1812 гг., считал целесообразным  отказаться от каких бы то ни было сношений с  Пруссией и  венским двором, не говорить о  войне в Петербурге, «чтобы не возбуждать подозрений у Франции»[3].

            Однако политика Наполеона, направленная на подчинение интересов России планам французского императора, вызывала все большее недовольство в стране. Выполнение условий Тильзитского мира для России оказалось весьма трудным делом. Континентальная система существенно нарушала экономические интересы русских помещиков и купцов. Франция того времени в мировой экономике не могла занять места Англии. Континентальная блокада  стала  нарушаться; развилась контрабандная торговля, поддерживаемая другими  государствами. Английские корабли в  Балтийском  море меняли  национальные флаги на флаги нейтральных государств и благополучно  разгружались в  российских портах.

            Наполеон  неоднократно  выражал  протест против нейтральной торговли. Александр отклонял этот протест. «Торговая блокада  становилась невыносимой, — писал Ф.  Энгельс. — Экономика  была сильнее  дипломатии и царя, вместе взятых; торговые сношения с Англией были  втихомолку  возобновлены; тильзитские условия были  нарушены, и разразилась война 1812 г.»2.

            Раздраженный   нарушениями  континентальной блокады, Наполеон  повысил пошлины на товары, шедшие из России. В декабре 1810 г. Александр подписал новое положение  о нейтральной торговле, облегчавшее сбыт в Россию  сырья и технических изделий, повысив одновременно  пошлины  на предметы роскоши, приводимые преимущественно  из Франции.  Новый  русский тариф вызвал  официальный протест Наполеона: «Сжигать лионские материи,—писал  он по поводу нового тарифа,— начит отчуждать  одну нацию от другой... отныне война будет зависеть от малейшего дуновения ветерка».[4]

            Наполеон ассигновал 100 млн. франков на военные цели,  провел дополнительную мобилизацию, направив на восток войска л артиллерию. Он намеренно преувеличивал  значение нового русского тарифа для Франции, стремясь  этим оправдать свои военные  приготовления.

            Развязку войны ускорили также русско-французские  противоречия в польском вопросе. Стремясь заручиться  поддержкой польской шляхты, Наполеон демагогически  обещал восстановить Польшу в  прежних границах, отторгнуть от России Литву, Белоруссию и часть Украины. Вопреки желанию Александра, Наполеон после разгрома Австрии  расширил территорию герцогства Варшавского, присоединив  к  нему Западную   Галицию.

            В 1811 г. о войне заговорили открыто. В этих условиях Александру  было  важно  оттянуть конфликт до окончания русско-турецкой войны,  выяснить позицию будущего противника и приобрести союзников.

            В начале 1811 г. в Париж как доверенное лицо Александра I направляется граф Чернышев. Из бесед с Наполеоном, затрагивавших широкий круг вопросов, Чернышеву  стала очевидной неизбежность новой  русско-французской  войны. Наполеон  угрожал, подчеркивая влияние и силу Франции, предвещал  неминуемый разгром России. «Я заставлю Россию раскаяться,— говорил он,— и может  случиться, что она потеряет не только свои польские провинции, но и Крым»5.

            Ни один из своих походов Наполеон не готовил так тщательно, как поход в Россию. Он  вникал во все детали подготовки войск: следил за обмундированием, обучением, вооружением  солдат, обдумывал план наступления. Быстро завершилась  дипломатическая подготовка войны. 12(24) февраля 1812 г. Франция заключила союзный договор с Пруссией, по которому последняя  обязывалась предоставить Наполеону для борьбы с Россией 20 тыс. солдат. 2 (14) марта 1812 г. подобный же договор был заключен с Австрией, ее помощь исчислялась в 30 тыс. австрийских солдат. В свою очередь, Наполеон обещал передать оккупированные Россией Дунайские княжества Габсбургскому дому.

            Начиная  войну. Наполеон  рассчитывал на полную изоляцию  России. Его  соображения имели некоторые основания. Русско-турецкая  война, развязанная при активной поддержке  Франции, продолжалась, удерживая  значительные силы русской армии на юге. В будушей  русско-французской войне Наполеон надеялся, что султан вторгнется в Россию и начнет «священную войну с  неверными». Но  замыслы  французского императора  не осуществились. Ум и опытность М. И.  Кутузова принесли  России блестящую победу в Бухаресте. Заключение  мира с  Турцией  освободило всю Дунайскую  армию для  борьбы с Наполеоном, а султан после столь  продолжительной  и   тяжелой  войны  не  решился  участвовать в антирусской коалиции и не принял  предложения Франции  о союзе.

            В мае 1812 г. Наполеон выехал из Парижа, остановился  на несколько дней в Дрездене, встреченный покорными  вассалами, оттуда направился  в Польшу.   К  июню 1812 г. французская армия была окончательно сформирована.

            Наполеон  развязал против России несправедливую, захватническую войну. Со стороны России война носила справедливый характер. Не только армия, но и весь народ защищал  свою родину  от нашествия иностранных захватчиков. Поэтому война с самого начала приняла подлинно  народный,  отечественный характер. Начиная войну, Наполеон был уверен в быстрой победе над Россией. После этого с помощью ее войск он надеялся сокрушить  могущество  Англии, покорить  весь мир, утвердиться на Востоке. «Александр Македонский достиг Ганга, отправившись от такого же далекого пункта, как Москва, — говорил Наполеон графу Нарбонну. — Предположите,  что Москва  взята, Россия повержена, царь  помирился или погиб три  каком-нибудь дворцовом  заговоре, и скажите мне, разве невозможен тогда доступ к Гангу для армии  французов и вспомогательных  войск, а Ганга достаточно коснуться французской шпагой, чтобы обрушилось  это здание меркантильного величия  (т.е. Англии)». Это был  широко задуманный  и  в значительной степени подготовленный план кампании, в котором немалая роль отводилась покорению  народов  Востока. Французские эмиссары, дипломаты,  шпионы  и военные одовременно с подготовкой войны  против России активно действовали на Востоке, рассчитывая после разгрома России  приступить к завоеванию  богатейших стран Востока   Но реализация этого грандиозного плана покорения мира была сорвана героической борьбой русского народа[5].

            Русская армия в первые месяцы войны сильно уступала по своей численности армии Наполеона. Россия  могла противопоставить врагу в первые дни войны около  200 тыс. человек. Но зато русская армия имела большие  морально-политические преимущества. Русские солдаты  защищали свою Родину, их вдохновляли в войне не захватнические интересы, а высокие патриотические побуждения. «Вы защищаете  землю русскую»,— говорил  Кутузов солдатам при Бородине.

            По  мужеству и стойкости русская армия не знала себе равных. Солдаты России имели огромный военный  опыт и славные боевые традиции. Командующий состав  армии прошел суворовско-кутузовскую школу. Русская  армия имела замечательную пехоту и конницу и превосходную артиллерию. Отечественный, справедливый характер войны удваивал силы России. Моральный  дух армии и тыла был высок. Но Александр не доверял талантливым русским военачальникам. Несмотря на большие выгоды, полученные  Россией  по Бухарестскому  миру, Кутузов был не у дел. Разработку стратегического  плана Александр поручил бездарному прусскому генералу Фулю, который едва не погубил всю армию. Согласно плану Фуля, укрепленный  лагерь  создавался  в Литве, возле городка Дриссы, куда должны были подойти разделенные на две армии русские войска для  решающего сражения. Дрисский лагерь был расположен  между дорогами  из Вильно на Петербург  и Москву.

            В случае наступления противника на одну из армий она  должна была уходить, увлекая за собой врага, а другая  должна была действовать во фланг и тыл неприятеля,  отрезать его от коммуникаций и окружить.

            Александр I принял этот план к выполнению, хотя  он был совершенно несостоятельным. Зажатая в Дрисском лагере русская армия, лишенная поддержки других  войск, была бы обречена на неминуемое  поражение.

            В соответствии с планом Фуля, русские войска разделились на три группы, растянутые на громадном фронте —  более 600 км. Первая западная армия, под начальством М.Б. Барклая-де-Толли, общей численностью  около  120 тыс. войска и 550 орудий, расположилась вдоль г. Неман; вторая западная армия, под командованием П. И. Багратиона, находилась в Литве, между pp. Неманом и Бугом; в  нее входило около 45 тыс. войска и 170 орудий; третья—резервная армия, переброшенная с Дуная, под командованием генерала А. Б. Тормасова, стояла на Волыни, в районе г. Луцка. В ней насчитывалось около 40 тыс. человек и 168  орудий. Общее командование  было  поручено   военному  министру Барклаю-де-Толли, как старшему по чину.

            В  соответствии с расположением русской армии Наполеон построил свой стратегический план. Он  был прост: всей массой войск вклиниться между   первой и второй русскими армиями, не дать им соединиться, окружить их и разбить в одном генеральном сражении.

            Основной своей задачей Наполеон считал добиться решающего сражения  как можно ближе  к западной границе.

          

Вторжение французов в Россию
            В ночь на 12 (24) июня 1812 г. без объявления войны по четырем понтонным  мостам французская армия  начала переправу через р. Неман. Рано утром  авангард французских войск вошел  в г. Ковно. Наполеон один, без свиты, помчался к   соседнему лесу, надеясь там встретить неприятеля. Но русских не было. Они ушли. Это была  первая неудача  Наполеона. В условиях громадного численного превосходства сил противника, отступление русской армии, принятое Барклаем-де-Толли, было,— как писал известный историк,— «делом не свободного выбора, а суровой необходимости».[6]

            Руководствуясь своим планом по  разгрому каждой из армий противника отдельно, Наполеон начал быстрое движение  в глубь страны. «Теперь Багратион и Барклай-де-Толли не увидятся»,— говорил он.

            Барклай-де-Толли с главными силами своей армии, оставив Вильно, двинулся к Дрисскому  лагерю и,  не остановившись там, направился через Полоцк  на Витебск к Смоленску. Багратион шел южнее, через Слуцк, Бобруйск, Мстиславль. Положение его армии было особенно тяжелым.  Против  Багратиона действовали две группы войск: одна — под командованием брата Наполеона, вестфальского короля Жерома Бонапарта, который двигался со стороны Гродно; другая — под командованием  Даву, шедшего   навстречу Багратиону, от  Вильно. Сначала Багратион  взял курс на Минск,  но Даву опередил его и успел захватить Минск еще до подхода к нему Багратиона. Русская армия в результате  движения Даву  оказалась в мешке. Только медлительность Жерома Бонапарта помогла Багратиону выйти из  ловушки;  он переправился у  Нового  Быхова  через  Днепр  и  беспрепятственно двинулся  к  Смоленску.

            Успешно уходила от  преследования и первая русская  армия. От Дриссы Барклай-де-Толли направился к Витебску. Отступая, русское командование оставило корпус  Витгенштейна примерно в 25 тыс. человек для укрепления подступов  к Петербургу. У  Витебска Наполеон  почти настиг своих противников. Он даже видел огни,  слышал шум  в лагере русских и предполагал поутру начать сражение, но, когда на рассвете Наполеон вышел  из палатки, русской армии уже не было. Ночью,  при  потушенных огнях, она снялась с лагеря и ушла. Уже  тогда, в Витебске, Наполеон думал о целесообразности  прекращения похода. Он хотел трофеев, чтобы поднять  дух армии, но никто их не присылал. В этом преследовании силы Наполеона начали таять, ослабла дисцип лина армии.  Повсюду   приходилось  оставлять гарнизоны, обозы не поспевали за движением войск. Тыл  Наполеона тревожили партизаны, численность которых  беспрерывно возрастала. Достать продовольствие и фураж по дороге было невозможно. Русские уходили, забирая или уничтожая все запасы. Народная война все более  давала  себя почувствовать  французам.  Участились  случаи дезертирства. По селам и деревням России бродили шайки  мародеров, грабившие мирное население.

            Болезни и голод истощали армию. Слух о том, что французский император даст крестьянам свободу, не оправдался. Наполеон задумывался над вопросом об уничтожении крепостного права. Он даже  приказал достать  ему материалы о Пугачеве, но побоялся возможности  крестьянской войны против помещиков. «Освобождение  крестьян придало бы этой войне революционный характер,— писал А. Коленкур,— отнюдь не подходящий для  государя, который с полным основанием хвалился тем, что он восстановил общественный порядок в Европе»[7].

            Соединение обеих армий у Смоленска было большим  успехом русских и второй крупной неудачей Наполеона. Рушился  его стратегический замысел. В момент соединения обе армии насчитывали около 120 тыс. человек. Наполеоновские войска все еще намного превышали  русских  по численности. Поэтому Барклай-де-Толли, несмотря на требования большинства генералов во главе  с Багратионом  дать генеральное сражение Наполеону,  приказал продолжать  отступление, 27-я дивизия Неверовского и  корпус Раевского  героически отстаивали Смоленск, обеспечивая соединение, а затем отход главных сил армии. Крепостные стены Смоленска долго выдерживали  огонь 150 орудий наполеоновской артиллерии. Город  полыхал пожаром.  Остатки  почти совершенно   уничтоженной  дивизии   Неверовского вошли  в  Смоленск  и  соединились  с  корпусом Раевского.

            В  ночь на 6 августа русские оставили горящий город.  Уходя,  они взорвали  пороховые склады.  «Кампания 12 года  кончена»,— сказал Наполеон, войдя в город.

            Здесь  он попытался  договориться с  Александром  I о  мире. По его  настоянию пленный  русский генерал  Тучков 3-й написал письмо своему брату, находившемуся в действующей  армии, в котором содержалось предложение  Наполеона заключить мир. Но предложение Наполеона осталось без ответа.

            Война  принимала  затяжной   характер. Ширилось  партизанское движение. При   прибли жении французов крестьяне уходили в леса, ничего не  оставляя врагу.  «Народ  войну сию называет как бы нашествие татар»,—    говорил Кутузов. Крестьяне охотно шли в армию. Сами современники понимали особый характер войны. «Война  теперь  не  обыкновенная,  а  национальная»,— писал Багратион. Именно  в силу этого народного характера войны  отступление русской армии вызывало все большее недовольство и раздражение в армии и в тылу. Оно оскорбляло  патриотическое чувство народа, хотя тактика отступления была единственно правильной в условиях громадного неравенства сил.

            До Смоленска  отступление объясняли солдатам необходимостью соединения двух разобщенных армии. После Смоленска  они не понимали причин отступления. «Войска шли тихо, в молчании, с растерзанным и озлобленным сердцем», — писал один из современников. Барклай-де-Толли, человек большого военно-административного опыта, поставленный в полную зависимость от царской власти, был лишен возможности  проявить собственную инициативу. Его иностранное происхождение (шотландец), открыто враждебное к нему отношение командовавшего второй армией Багратиона и, главное, длительное отступление, тяжело действовавшее на солдат,— все это ослабляло  его авторитет в армии. Необходимость назначения главнокомандующего   становилась очевидной. Народ и армия называли М. И. Кутузова. Ему в это время было  67 лет. Он был не у дел. Все знали, что Александр  I не любил Кутузова и не желал ему  простить собственного преступления под Аустерлицем, но тем не менее царь был вынужден назначить его главнокомандующим.  В тот день, когда М. И. Кутузов уезжал в армию. Александр I сказал: «Публика желала назначения его. Я назначил его; что касается меня лично, то я умываю  руки».

            Кутузову принадлежит великая историческая заслуга в разгроме и изгнании врага. Приняв командование армией  в исключительно тяжелых  условиях, Кутузов, блестяще осуществляя глубоко продуманный план контрнаступления,  ускорил гибель наполеоновской  армии. Кутузов был  противником павловской показной муштры, шагистики и парадомании, был удивительно прост в обращении с солдатами. С первых дней своего назначения главнокомандующим   [8 (20) августа  1812 г] Кутузов готовился  к  сражению  с Наполеоном.  Его действия еще  до Бородинской битвы носили активнооборонительный характер. Следуя к месту расположения войск, он  установил связь с Барклаем-де-Толли,  Витгенштейном, находившимся  в  Петербурге, Чичаговым, армия  которого после окончания русско-турецкой войны действовала на Киевском направлении. Все были убеждены, что с назначением Кутузова наступит коренной перелом в ходе войны.

            Однако, прибыв в  армию  в Царево-Займище  (под Гжатском)  23 августа (10 сентября), Кутузов убедился, что с  генеральным сражением   следует повременить. Численное  превосходство все еще  было  на  стороне Наполеона, несмотря на значительные потери французов. Необходимо было ближе познакомиться с положением  дел  русской армии, увеличить ее  численность и дать бой в наиболее благоприятных для русских условиях. Дальнейшее отступление  русской армии  увеличивало ее  силы, поскольку к ней непрерывно  подходили свежие подкрепления. Напротив, с продвижением Наполеона  внутрь России силы его таяли.
    продолжение
1 2    

Добавить essay в свой блог или сайт
Удобная ссылка:

Download essay for free
подобрать список литературы


Отечественная война 1812 года 12


Url of this page:
Essay Отечественная война 1812 года 12


Разместите кнопку на своём сайте:
Рефераты
go top


© coolreferat.com | написать письмо | правообладателям | читателям
При копировании материалов укажите ссылку.